Собираем дождевую воду и используем ее с пользой

Собираем дождевую воду и используем ее с пользой

Дождевая вода — жидкость, выпадающая вместе с осадками: снегом или дождем. Она попадает в атмосферу после испарений из природных водных источников, благодаря чему имеет уникальный состав. Такая вода намного мягче отфильтрованной или специально отстоянной. Огородники и фермеры считают ее альтернативой водопроводной при поливе, но есть и другие сферы использования. Имея стабильный запас дождевой воды, можно не бояться засухи или прорыва труб.

Когда не стоит надеяться на осадки

Не стоит задумываться о сборе и хранении жидкости из атмосферных слоев, если здание или дачный участок находятся в промышленной зоне — около заводов или фабрик, выбрасывающих в воздух токсины, или оживленных автобанов. Дожди с растворенными в них химическими веществами разрушают все живое.

Не стоит выбирать для сбора или хранения воды материалы с покрытиями, которые окисляются или подвержены коррозии. Соединения, которые накапливаются в результате этих процессов, являются ядовитыми.

Внимание! 

Нельзя пить дождевую воду, даже если участок находится в экологически чистом районе. Токсины могут попадать в атмосферу из-за воздушных потоков. Если нет иного источника воды для приготовления пищи, жидкость следует тщательно отфильтровать.

Способы использования

Мягкость дождевой воды обеспечивает ее лучшее усвоение — организму не приходится тратить время на переработку солей. Целесообразно косметическое применение — волосы после мытья становятся мягкими и шелковистыми, раздражения на коже проходят, она увлажняется, становится мягче. Атмосферная жидкость идеально подходит для бритья — предупреждает раздражение и покраснение.

Собрав дождь, можно устроить большую стирку. Такая вода сохраняет мягкость волокон ткани, не разрушая их. Накопление и оборудование большого резервуара поможет сэкономить при мойке посуды, сливе унитаза, влажной уборке помещения и участка. Но основное использование — полив. И дело не только в том, что он бесплатный: благодаря уникальному составу и мягкости воды рост растений ускоряется. А при хранении жидкость нагревается, тогда не приходится тратить время на переливание в емкости и отстаивание.

Сбор дождевой воды

Удобнее всего собирать воду с крыш. Самое простое — поставить ведра под водосточными трубами и вручную сливать все в бак по мере наполнения. Но не всегда хозяева садовых участков оказываются на месте во время дождя. Чтобы не пропустить его, нужно обеспечить самотек — установить ливневки различных конструкций. Самая простая подходит для крыши с уклоном. На краях монтируют желоба, наклоненные так, чтобы жидкость стекала в установленные под ними емкости — бочки, из которых затем жидкость сливают в накопительный резервуар. Сверху прикрывают крышкой с мелкими отверстиями, чтобы вместе с жидкостью не попал и мусор. Дополнительные приспособления — приемные воронки и защитные сетки на поверхности желобов. Швы и стыки надежно герметизируют.

Если крыша ровная, без наклона, то сверху или рядом монтируют воронки с желобами, перенаправляющие потоки воды. Они должны быть установлены под наклоном до 30°. Из водопроводной системы вся вода поступает в резервуар.

Еще один вариант — надземная система. Это желоба под наклоном, устанавливаемые рядом со строением. Таким образом жидкость сразу направляют в емкости для сбора. С таких желобов намного легче снимать налет.

Внимание! 

Кровельный материал может стать причиной отравления воды. Нельзя использовать жидкость, если крыша изготовлена из старого шифера — в его составе асбест. Также ядовиты для воды трубы из свинца или меди.

Желоба для сбора атмосферной жидкости лучше всего изготовить из ПВХ. Этот материал абсолютно безопасный, его легко очищать. К тому же стоимость довольно бюджетная.

Хранение

Основные условия хранения жидкости из атмосферных осадков — чтобы она не портилась и не засорялась. Для этого следует задуматься о надежной крышке — в летнее время ее может заменить покрытие с мелкими отверстиями, чтобы не попадал мусор, а зимой — герметичная крышка. Ее утепляют с помощью агроволокна, рубероида, опилок или слоя песка.

Внимание! 

Если сток свободный, защищать хранилище нужно не только от засорения, перегревания, но и от перелива. Для этого их оборудуют спускными клапанами.

Резервуары устанавливают над землей, желательно на опорах, или полностью заглубляют. При использовании для бытовых нужд сливную систему обеспечивают насосом для подачи в помещение.

Литраж выбирают индивидуально. В основном приобретают резервуары емкостью 500-750 л. Материалы емкостей, в которых вода не портится — оцинкованная сталь, стекловолокно, бетон, пищевой пластик или полиэтилен. При длительном хранении на поверхности не должна образовываться вязкая пленка, свидетельствующая о закисании. Также нужно позаботиться о том, чтобы резервуар было легко мыть, если в него все-таки попал мусор или вода зацвела.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-35’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-35’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111645] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-31’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-31’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[16973] = »

!function (d, id, did, st) { var js = d.createElement(‘script’); js.src=»https://connect.ok.ru/connect.js»; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == ‘loaded’ || this.readyState == ‘complete’) { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertGroupWidget(id,did,st); }, 0); } }} d.documentElement.appendChild(js); }(document,’ok_group_widget’,’54857952329754′,'{‘width’:470,’height’:95}’); «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[49504] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-27’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-27’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12311] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12312] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-14’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-14’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157176] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-39’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-39’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157175] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-36’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-36’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111646] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-33’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-33’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111643] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-30’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-30’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111648] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-32’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-32’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12309] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[39276] = »

wowlink(70)»+»ipt> «;
cachedBlocksArray[12314] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-19’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-19’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12313] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-16’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-16’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12310] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-9’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-9’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12307] = «»+»ipt> «+»ipt>»;