Инфо

Секрет тёмного мёда, или Как мои пчелы медвяную росу собирают

Кто о чём, а я опять о пчёлах. Удивительные существа: и жизни-то рабочей пчеле отпущено немногим больше месяца, а она за это время успевает побывать и уборщицей, и строителем, и нянькой, и кормилицей, и охранником, и упаковщицей, и даже «кондиционером» для улья. Но самое главное — сборщицей нектара и мёда. При этом не ковыряет в носу за партой, не сдаёт экзаменов и не сваливает свои «косяки» на нечётко поставленную руководством задачу. Да и руководящей верхушки у пчёл нет. Ни администрации, ни идеологии, ни шоу-бизнеса, ни оппозиции — как же они живут? Зато мёд производят исправно, собирая с самых разных растений всякое разное — и не только нектар и пыльцу. Вот об этом и будет статья — что натаскали мои пчёлы и какой ещё бывает мёд.

Секрет тёмного мёда, или Как мои пчелы медвяную росу собирают
Секрет тёмного мёда, или Как мои пчелы медвяную росу собирают

Почему мёд тёмный?

Первый мёд, который мы откачали в начале июня, оказался тёмного, почти коричневого цвета, очень ароматный, с терпкостью и приятной горчинкой. Самым тёмным медом из всех, которые я до обзаведения пчёлами покупала на местных рынках, был каштановый. Но каштан в июне только зацветёт, а мы уже мёд накачали. Про гречишный даже речь не идёт, в предгорьях гречиху никто не выращивает. Однажды на краевой ярмарке попался тёмный ароматный мёд, под названием «Горный», но продавец, понятно, не знала подробностей медосбора – не её профиль.

С баночкой мёда я пошла по окрестным пчеловодам выяснять, что это, и где мои пчёлы всё это взяли? Опрос оказался непростым и вызвал диспуты. Большинство склонялось к тому, что по цвету мёд похож на падевый, но падь в мае при обильном взятке пчёлы вроде не берут. По аромату был похож на мёд с черноклёна, а вот горчинка и терпкость вообще непонятные. В общем, хождения мои, как и исследования просторов Интернета, оказались мало результативными.

За время моих изысканий родственники, друзья и знакомые с большим аппетитом съели весь мёд, и вопрос отпал сам собой за неимением «материала».

На всякий случай я начала внимательнее наблюдать за пчёлами – куда они летят, на каких цветах копошатся, где с обножкой, а где с нектаром. Пчёлы дисциплинированно летели на цветущий ковром под ногами белый клевер, с утра до вечера трудились на ближайшей липе, азартно отпихивая шмелей, лезли в цветки специально для них посаженного синяка.

Старательно обрабатывали огурцы, тыквы, дыни и арбузы, сплошным жужжащим одеялом покрывали цветущую японскую жимолость, потом перебрались на дикую ежевику, которой по окрестностям – тьма. Ничего криминального.

Ну ладно, следующий мёд будет цветочной смесью, значит, тёмно-жёлтого цвета.

А вот и нет! Августовский мёд оказался не менее тёмным, чем июньский, но более густой (ну понятно, уже на зиму заготовленный). Аромат яркий, горчинка и кислинка присутствуют, заметно обогащая вкус. В самой откачке меда активно участвовали облизывающиеся родственники, по ходу процесса периодически названивали друзья и знакомые, выстраиваясь в очередь за порцией непонятного, но очень вкусного мёда.

Мёд откачали, все разошлись в обнимку с вожделенными баночками, а я осталась опять в полном непонимании – что это за мёд?! Не идентифицированный продукт не давал мне нормально спать, а Интернет только больше запутывал ситуацию. Дальнейшие наблюдения за пчёлами тоже ничего не прибавили – пчёлы, как хорошие партизаны, своих явок не выдавали. Специально по-осени прошлась по медовым рядам на рынке – такого тёмного мёда никто не продаёт.

Тёмный мёд
Тёмный мёд

Неоднозначная зимовка

В сентябре, при подготовке семей к зиме, пчёлам оставили положенную дозу натасканного ими мёда, остальной откачали. Такой же тёмный, ароматный, с терпкостью. Неясного происхождения.

У нас было две пчелиные семьи, одна в зимовку ушла довольно слабой, но я понадеялась на короткую тёплую зиму и хорошие запасы мёда. Как оказалось – зря. Зимы тут, на Кубани, в понимании сибиряков (мы перебрались с Хабаровского края), вообще нет – с декабря по февраль этакий растянутый апрель с заморозками и оттепелями, выпадением и таянием снега, дождями и грозами. С конца января–начала февраля цветёт фундук, в начале марта – кизил.

Наши пчёлы выбрались на облёт во второй половине февраля, и сразу стало понятно, что в слабой семье всё плохо: пчёл из улья выбиралось мало, они больше ползали по улью, чем летали, и сильно поносили.

Сильная семья облеталась дружно, и пчёлки почти сразу рванули на поиск чего-нибудь цветущего. В это время обычно лес розовеет цикламенами, но для пчёл они совершенно бесполезны. Так что полетать и полюбоваться можно, но, кроме пыльцы с отцветающего уже фундука, взять пока нечего.

Проверка ульев показала, что мёд пчёлы почти доели, а слабая семья на 2/3 вымерла. Началось лечение и подкормки. На всякий случай лечила обе семьи. Слабой семье это, впрочем, не помогло. А сильной, я надеюсь, просто не помешало. Остался один улей с пчёлами.

Местные пчеловоды и Интернет в один голос утверждают, что причина нозематоза (болезнь пчёл, при которой они сильно поносят и гибнут) – падевый мёд, оставленный им в качестве корма на зиму.

Сильная семья пчёл
Сильная семья пчёл. © Татьяна Николина
Слабая семья пчёл
Слабая семья пчёл. © Татьяна Николина

Падевый мёд

Оказывается, бывает и такой. Теоретически в конце лета–начале осени, когда цветущих растений мало, пчёлы начинают собирать падь — сладкие выделения тли, листовых блошек, червецов на листьях растений и перерабатывают их в мёд. Мёд из этой сладкой жидкости получается очень тёмным, почти чёрным, со своеобразным запахом (пишут, не особо приятным), с горчинкой и способен быстро закисать.

Могут пчёлы собирать также медвяную росу – сладкий «выпот» на листьях некоторых растений, появляющийся при заметных перепадах температур и влажности — и тоже перерабатывать его в мёд.

Состав такого мёда кардинально отличается от мёда из выделений насекомых, он тоже очень тёмный, с горчинкой, заметной кислинкой, обладает приятным ароматом и даёт чуть терпкое послевкусие. Медвяную росу выделяют листья дуба, клёна, боярышника, каштана, иголочки ели, некоторых видов сосны, пихты.

В России более распространён падевый мёд из выделений насекомых и считается он мёдом второго сорта. При этом в Европе такой мёд ценится раза в 3-4 выше цветочного, поскольку обладает заметно большим набором полезных качеств. Для пчёл он не полезен из-за другого состава углеводов (кстати, сахаров там меньше), увеличенного количества минеральных элементов и аминокислот.

Мёд из медвяной росы ценится зарубежом ещё выше, там заметно больше фенольных соединений, обладающих антиоксидантной активностью. Кстати, в тёмных видах мёда – каштановом, гречишном — вообще больше антиоксидантов, чем в светлых видах.

В целом, падевый мёд полезнее, чем мёд из нектара: в нём больше белков, минеральных элементов, он проявляет пробиотические, антибактериальные, противоопухолевые и антиоксидантные свойства.

Состав мёда из медвяной росы очень сильно зависит от породы дерева, с которого он собран, там присутствуют специфические именно для этого дерева вещества. Например, в мёде из медвяной росы с листьев дуба есть кверцитол. Тот самый, который обнаруживается в винах и коньяках, выдержанных в дубовых бочках.

Пчела собирает медвяную росу
Пчела собирает медвяную росу. © Queen Anne Bees
Молодые сладкие побеги дуба прорастают среди земляники
Молодые сладкие побеги дуба прорастают среди земляники. © Татьяна Николина
Пчёлы собирают нектар с тимьяна лимоннопахнущего
Пчёлы собирают нектар с тимьяна лимоннопахнущего. © Татьяна Николина

Идентификация

Эта информация заставила меня внимательнее следить за пчёлами, к тому же я знала теперь куда смотреть! Дубово–грабовый лес у нас начинается сразу за границей участка. Вернее, почти на участке, потому что поросль дуба я режу постоянно со стороны леса. Вот на листике молодого дуба утром я и обнаружила пчёлку, слизывающую росу. Как показала дегустация (после отлёта набравшей полный зобик пчёлки) – медвяную. Ага!

Дальнейшие утренние наблюдения показали, что не только эта пчёлка оказалась такой умной, на дубовые листики регулярно прилетали и другие пчёлы поживиться медвяной росой. Это значительно проще и эффективнее, нежели обследование и обработка десятков цветков в поисках капли нектара.

Вопреки распространённой информации, пчёлы это делали в самый сезон медосбора: вокруг буйно цвёл черноклён (клён татарский). То есть наши пчёлы собирали медвяную росу с дуба в начале лета параллельно со сбором нектара, одно другому совершенно не мешало.

Молодые побеги дуба, кстати, содержат много сахаров. У нас этой поросли вокруг более, чем достаточно, мы её режем и укладываем в качестве мульчи под смородину – та очень хорошо отзывается крупными ягодами, так же, как и на мульчирование побегами батата.

Особенность именно нашей местности (восточный склон, близость речки, высокая влажность и заметные перепады температур день-ночь) способствуют регулярному появлению на листьях медвяной росы. И не только на листьях: зайдя как-то утром к соседям, на иголочках пихты, блестевшей капельками росы, я тоже обнаружила пчёл. Выделения на иголочках тоже оказались сладкими. Пихты тут в диком виде не растут, три дерева посажены у соседей, и всё.

В целом, пазл сложился. Наши пчёлы собирают мёд со всего, что цветёт вокруг, хозяйственно подбирая медвяную росу с растущих вокруг в обилии дубов и, видимо, немножко с пихты. Наверное, и обычную падь прихватывают, но я не видела. Кстати, с цветков дуба пчёлы нектар тоже берут, так что дубы наши всеми возможными способами пчёл снабжают.

У окрестных пчеловодов такого варианта не встречается, поскольку пасеки кочующие: ульи на прицепах вывозят на цветущий каштан, на поля подсолнечника, кориандра, на заросли белой акации и мёд получается практически монофлёрным – то есть собранным преимущественно с одного вида растений.

Теперь спать спокойно не даёт другой вопрос: оставлять ли перед зимовкой пчёлам сколько–нибудь собранного мёда или полностью переводить их на сахар?