Розы отцвели. Куда деть лепестки от цветов

Розы отцвели. Куда деть лепестки от цветов

Многие не любят расставаться с подарками, даже если это увядшие цветы. Их очень жалко выкидывать — особенно розы, которые издают насыщенный аромат даже после подсыхания. В народной медицине и косметологии их используют в лечебных целях и для восстановления красоты и тонуса кожи. Но это не единственные способы применения в домашних условиях. С помощью лепестков можно создать уникальный дизайн, оздоровиться и улучшить настроение.

Украшение комнаты

Очень часто используют романтическую идею — осыпают лепестками дорожку в ванну или к месту свидания, выкладывают из них сердца на полу и покрывале кровати, нанизывают их на ниточку и оборачивают свечи. Но это разовое применение — заканчивается вечер, и увядшие цветы убирают.

Если хочется сохранить их надолго, можно разложить по фигурным прозрачным вазочкам и расставить около источников света. Для создания композиций подойдут розы любого цвета.

Читайте также: Чеснок не только пряность, но и отличное средство от вредителей

Емкости с лепестками устанавливают на столах и тумбочках, периодически увлажняют настоящим розовым маслом. Их можно соединить с остатками других высушенных цветов — нероли, жасмина, васильков, пионов. Еще один вариант наслаждаться приятным ароматом — изготовить саше. Шьют чехол для подушки и наполняют его высохшими лепестками. Стоит положить на тумбочку около кровати, и засыпать станет намного легче.

Внимание! 

Интересный вариант: сшить более плотный чехол и использовать как мочалку для тела. Это будет не только приятно, но и полезно.

Розы в народной медицине

В «бабушкиной копилке» есть множество рецептов. В лепестках много полезных веществ — аскорбиновая кислота, группа витаминов В, ретинол, кальций, железо, фосфор, калий, кальций и комплекс эфирных масел. Благодаря такому составу настои используют в качестве антибактериальных, противовоспалительных, успокаивающих средств.

Если не выкидывать цветы, а аккуратно собрать и высушить лепестки, насыщенные отвары из них:

  • снимут болезненные ощущения при ревматизме и радикулите, если пропитывать компрессы и накладывать на проблемные области;
  • ускорят выздоровление при простуде — носки, пропитанные горячей розовой водой, надевают на ночь;
  • снимут головную боль при использовании холодных примочек для лба.

Читайте также: Осторожно — двойники: как отличить аптечную ромашку от других видов

Вдыхая аромат роз, можно устранить раздражение, успокоиться, снизить артериальное давление. Высохшие розовые лепестки заливают водой, нагретой до 60°С, дают настояться так, чтобы жидкость стала густой, вливают в ванну, нагретую до 38°С, не выше. Погружаться следует на 15-20 минут.

Для повышения либидо настой для ванны составляют из лепестков различных цветов и пряностей. Соотношение: по 1 части герани, жасмина и кориандра, 2 — розмарина, 3 — розы. Смягчить кожу поможет такая ванна: по 3 части лепестков фиалки и розы, 2 — мяты, 1 — ромашки аптечной. На 160-170 л (объем стандартной ванны) нужно 0,5-0,7 л насыщенного настоя.

Розовый чай успокаивает, снижает артериальное давление, помогает избавиться от отеков, стимулируя работу почек. Чтобы его заварить, 2 ч. л. высушенных лепестков заливают 50 г кипяченой воды, нагретой до 75°С. Оставляют на 5 минут, разводят до 250 мл. Подслащать лучше медом.

Еще один способ заваривания — лепестки смешивают с черным чаем в пропорции 1:1, заливают 200 мл горячей воды. Через 7 минут можно пить, добавив прохладную жидкость. В этом случае действие тонизирующее.

Внимание!

Для настоев и чаев используют только розовые китайские розы или цветы, сорванные с кустов. При выращивании голландских сортов используются биостимуляторы, поэтому оздоравливающими свойствами они не обладают.

Розовая косметика

Наиболее широко применяются высохшие розовые лепестки в домашней косметике.

Читайте также: Рецепт варенья из клубники с лепестками чайной розы

Рецепты масок:

  1. Противовоспалительная. Высушенное биосырье, 2 ст. л., заливают 1 стаканом теплой минеральной воды, настаивают 30 минут. Разводят 1 ст. л. картофельного крахмала, нагревают 3 минуты на водяной бане, постоянно помешивая. Наносят 1 раз в неделю.
  2. Омолаживающая. Томят лепестки на водяной бане, пока жидкость по консистенции не приобретет густоту киселя. Наносят на 20 минут. Смывают, когда маска остынет.

Чтобы повысить тонус кожи, можно приготовить лед. Настаивают биосырье в том же соотношении с водой, как для чая, но не 5, а 25 минут. Разводят до 250 мл. Распределяют по формочкам для льда и замораживают. Кожу протирают 2 раза в день, утром и вечером, за 2-3 часа до сна. Для повышения эффективности в настой для заморозки добавляют цедру апельсина, лимона или цитрусовый сок.

При приготовлении крема лепестки перемалывают. Смешивают горсть, которая помещается в кулаке, с растопленным сливочным маслом и воском, соответственно 50 и 10 г. Добавляют 1 ч. л. витамина А. Тщательно перемешивают и убирают в холодильник. Остывшую массу нужно использовать в течение 4-5 дней — она питает и увлажняет лицо и руки.

А вот для приготовления розового масла высушенные лепестки не годятся. Запах у него будет слабый, а лечебное действие вообще не сохранится. Для его приготовления нужны свежие, наполовину раскрывшиеся бутоны.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-35’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-35’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111645] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-31’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-31’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[16973] = »

!function (d, id, did, st) { var js = d.createElement(‘script’); js.src=»https://connect.ok.ru/connect.js»; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == ‘loaded’ || this.readyState == ‘complete’) { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertGroupWidget(id,did,st); }, 0); } }} d.documentElement.appendChild(js); }(document,’ok_group_widget’,’54857952329754′,'{‘width’:470,’height’:95}’); «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[49504] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-27’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-27’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12311] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12312] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-14’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-14’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157176] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-39’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-39’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157175] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-36’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-36’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111646] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-33’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-33’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111643] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-30’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-30’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111648] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-32’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-32’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12309] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[39276] = »

wowlink(70)»+»ipt> «;
cachedBlocksArray[12314] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-19’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-19’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12313] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-16’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-16’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12310] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-9’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-9’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12307] = «»+»ipt> «+»ipt>»;