Почему завязи кабачков гниют и как бороться с проблемой

Почему завязи кабачков гниют и как бороться с проблемой

Одна из самых распространенных проблем при выращивании кабачков – когда начинают гнить завязи. Если вовремя не выявить причину и не устранить ее, растение продолжит чахнуть. Плоды в таком случае вырастут маленькими или сгниют.

Несколько основных причин

Есть несколько причин, из-за чего на кабачках начинают загнивать завязи:

  1. Неправильно выбранное место. Никогда не появится урожай кабачков на том месте, где раньше росли огурцы, тыква, дыни и арбузы. После созревания таких растительных культур должно пройти не менее 4 лет. Напротив, хорошей почвой для кабачков станет та, где раньше росла свекла, капуста, морковь, репчатый лук или зелень.
  2. Неподходящие погодные условия. Кабачок – теплолюбивая растительная культура, очень чувствительная к повышенной влажности. Если лето дождливое, есть риск, что ее иммунитет ослабнет, и завязи начнут гнить.
  3. Неправильная посадка. Если рассада располагается близко друг к другу, она не получает достаточного освещения и проветривания и, как следствие, начинает гнить.
  4. Недостаток микроэлементов. Распространенная причина гниения завязей – дефицит бора и йода.

Кабачки считаются устойчивой растительной культурой, которой не страшны заболевания и вредители. Но все же на некоторых сортах появляются такие проблемы, как огуречная мозаика или мучнистая роса. Они также приводят к появлению гнили на завязях растительной культуры.

Способы решения

Для спасения своего урожая огородник вначале должен выявить причину гниения завязей на кабачках. Первое, на что стоит обратить внимание, – благоприятные ли условия для их выращивания. В дождливую погоду рекомендуется создать для них защитное покрытие, натянув полиэтиленовую пленку или установив зонт. Еще один выход из ситуации – разложить солому или дощечки под кусты. Если эта мера не помогла, можно попробовать и другие пути решения проблемы.

Опрыскивание борной кислотой

В жаркую и засушливую погоду зеленая масса любой растительной культуры начинает увядать, из-за чего могут загнить и завязи. Решить эту проблему просто: нужно периодически поливать кабачки теплой водой и орошать их специальным раствором: 1-2 г борной кислоты на 10 л воды. Перед применением дождаться, когда активное вещество полностью растворится.

Обогащение минералами

Если листья растительной культуры начали увядать и желтеть, скорее всего, им не хватает витаминов. Восполнить этот недостаток можно одним из следующих средств:

  • 2 г йода развести в 10 л воды;
  • 2 г борной кислоты на 10 л воды.

Опытные садоводы рекомендуют соединить два компонента в одном растворе в равном количестве, но при этом общая их дозировка не должна превышать 2 г.

На заметку! 

Чтобы завязи не начали гнить, рекомендуется заранее об этом позаботиться. Через 10 дней после появления всходов обрабатывают растительную культуру специальной подкормкой – 5 г суперфосфата и 2 г мочевины, разведенные в 1 л воды.

Обработка против болезней и вредителей

Легче всего выявить болезнь кабачков. На ее появление указывает наличие черных пятен на зеленой массе, увядание растений и их замедленный рост. Спасти урожай можно, сделав обработку одним из следующих средств:

  • «Фармайод», концентрация от 0,03 до 0,035%;
  • «Алирин-Б»;
  • «Фитоспорин-М».

Если на растении появились различные вредители (тля, колорадский жук, муравьи), справиться с этой проблемой помогут различные инсектициды, например, «Актара». Важно обрабатывать растения в тех количествах и по той инструкции, которая указана на упаковке препарата.

Кабачки не относятся к капризным растительным культурам. Однако из-за неправильного ухода на них могут начать гнить завязи. Чтобы спасти урожай, важно своевременно выявить проблему и принять меры по ее решению.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-35’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-35’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111645] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-31’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-31’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[16973] = »

!function (d, id, did, st) { var js = d.createElement(‘script’); js.src=»https://connect.ok.ru/connect.js»; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == ‘loaded’ || this.readyState == ‘complete’) { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertGroupWidget(id,did,st); }, 0); } }} d.documentElement.appendChild(js); }(document,’ok_group_widget’,’54857952329754′,'{‘width’:470,’height’:95}’); «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[49504] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-27’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-27’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12311] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12312] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-14’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-14’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157176] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-39’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-39’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157175] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-36’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-36’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111646] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-33’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-33’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111643] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-30’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-30’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111648] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-32’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-32’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12309] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[39276] = »

wowlink(70)»+»ipt> «;
cachedBlocksArray[12314] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-19’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-19’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12313] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-16’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-16’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12310] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-9’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-9’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12307] = «»+»ipt> «+»ipt>»;