Почему на ягодах крыжовника появляются пятна и можно ли его есть

Бурые пятна на ягодах крыжовника — симптом опасной болезни. Через 2-3 года зараженный куст может высохнуть. С порывами ветра инфекция быстро распространяется по окрестностям, поражая ягодные кустарники. При благоприятных условиях одно больное растение заражает весь сад.

Симптомы мучнистой росы

Бурые пятна на ягодах крыжовника появляются, если куст заражен американской мучнистой росой — грибковой инфекцией, завезенной из Северной Америки. Пораженные грибком ягоды выглядят неаппетитно, не наливаются, часть усыхает на ветках, часть осыпается на землю.

Справка! 

Сферотека — научное наименование заболевания, дано в честь грибка Sphaerotheca mors-uvae, поражающего все надземные части ягодного кустарника, завязи, плоды.

Здоровые ягоды крыжовника, сорванные в стадии технической спелости, хорошо хранятся, транспортабельны, содержат легкоусвояемые сахара, витамины. Больные экземпляры, покрытые неприятной шершавой пленкой, есть нельзя.

Читайте также: Как защитить кусты крыжовника от огневки: эффективные методы

Оставлять урожай на кустах тоже нельзя, споры разлетятся по всему саду. Помимо крыжовника, сумчатый гриб Sphaerotheca mors-uvae поражает зеленые ягоды смородины, а против спелых плодов он бессилен.

Симптомы мучнистой росы на крыжовнике появляются через 2 недели после заражения, когда споры поражают молодые ткани. Благоприятные условия для активного роста грибницы:

  • влажность воздуха 90%;
  • температура воздуха +17…+28°C.

Больное растение перестает расти — точки роста отмирают. Белый налет, напоминающий муку, — первый симптом мучнистой росы крыжовника, он появляется на десятидневных листьях, зеленых ягодах, молодых макушках. Чуть позже на кустах проявляются другие признаки болезни:

  • скрученные молодые листья;
  • опавшие завязи;
  • усохшие ягоды;
  • деформированные побеги;
  • бурая пленка на ягодах.

Читайте также: У рассады помидор на внутренней стороне листьев белые пятна

Пик заболевания приходится на июль, внесение азотных удобрений усугубляет ситуацию, потому что стимулирует рост молодых побегов, а это полигон для размножения новых поколений патогена.

Как спасти будущий урожай крыжовника

Сначала обирают и уничтожают все ягоды, пораженные грибком, потом начинают лечить кусты, зараженные сферотекой:

  • вырезают и сжигают больные ветки;
  • обрывают и уничтожают пораженные грибком листья.

Осенью больной куст обрабатывают системным фунгицидом. Весной проводят комплекс мероприятий:

  • до набухания почек почву вокруг куста и само растение поливают кипятком;
  • при появлении белого налета крыжовник опрыскивают раствором кальцинированной соды;
  • до цветения кусты раз в 7-10 дней опрыскивают настоем золы;
  • после цветения обработки повторяют еженедельно, ветки обрабатывают настоем коровяка или молочной сывороткой.

Читайте также: Три причины, указывающие на то, что клубнику пора выбрасывать и сажать молодую

После плодоношения крыжовник опрыскивают Фитоспорином.

Народные средства против грибка:

Рецепт настоя, № п/п Компонент Количество
1

Вода

10 л

Мыло

50 г

Кальцинированная сода

50 г
2

Коровяк

⅓ ведра

Вода

⅔ ведра
3

Молочная сыворотка

1 л

Вода

5 л

После появления бурых пятен на ягодах кусты крыжовника несколько лет обрабатывают от грибка весной, летом и осенью. В запущенной стадии помогает препарат Топаз, им больные растения обрабатывают трижды за сезон: до и после цветения, после плодоношения.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-35’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-35’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111645] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-31’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-31’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[16973] = »

!function (d, id, did, st) { var js = d.createElement(‘script’); js.src=»https://connect.ok.ru/connect.js»; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == ‘loaded’ || this.readyState == ‘complete’) { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertGroupWidget(id,did,st); }, 0); } }} d.documentElement.appendChild(js); }(document,’ok_group_widget’,’54857952329754′,'{‘width’:470,’height’:95}’); «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[49504] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-27’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-27’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12311] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12312] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-14’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-14’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157176] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-39’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-39’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157175] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-36’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-36’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111646] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-33’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-33’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111643] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-30’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-30’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111648] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-32’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-32’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12309] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[39276] = »

wowlink(70)»+»ipt> «;
cachedBlocksArray[12314] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-19’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-19’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12313] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-16’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-16’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12310] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-9’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-9’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12307] = «»+»ipt> «+»ipt>»;