Какие фрукты и овощи можно собрать незрелыми, если погода подводит

Какие фрукты и овощи можно собрать незрелыми, если погода подводит

Каждый год погода подбрасывает огородникам сюрпризы. Чтобы не потерять выращенный в саду и огороде урожай, нужно знать, какие фрукты, овощи, ягоды могут доспеть дома. Сбор неспелых плодов практикуют в северных регионах и в Сибири, там лето короткое. Дачники Средней полосы из-за затяжных дождей и ранних похолоданий тоже иногда вынуждены убирать урожай до срока.

Овощи

Плоды многих однолетних овощных культур можно собирать несозревшими: при правильном хранении в них продолжаются биохимические процессы, формирующие цвет, вкус, другие характеристики, составляющие товарное качество урожая.

Читайте также: Как правильно срезать кабачки, чтобы их можно было хранить всю зиму

Чаще всего огородники собирают неспелые томаты. Распространенные причины — плохая погода или вспышка грибкового заболевания. К тому же частичный сбор помидор молочной спелости снижает нагрузку на куст, а это стимулирует рост и налив более мелких плодов.

На заметку! 

Баклажаны, сорванные до срока, дозреть не смогут.

Во время дозревания помидоры потребляют кислород — 5 л/кг, поэтому помещение, где хранится урожай, нужно регулярно проветривать. Другие овощи, которые вызревают при сборе в стадии технической спелости:

  • кукуруза;
  • фасоль;
  • горох;
  • огурцы;
  • болгарский перец.

Если потребительские свойства томатов при дозревании улучшаются, они краснеют, приобретают соответствующий сорту вкус, то товарные свойства огурцов снижаются, появляются пустоты, мякоть грубеет.

Бахчевые культуры

Арбузы не спеют в домашних условиях, при длительном хранении их вкус не улучшается. Незрелый плод легко определить по следующим признакам:

  • хвостик не сухой;
  • на боку нет желтого пятна;
  • корка блестящая, тонкая, ее легко проткнуть ногтем, а если потереть, запахнет свежескошенной травой.

Совет! 

Незрелые арбузы солят или варят из них варенье.

Невызревшая тыква со временем поспеет, если сорвать ее до первых заморозков и проводить уборку по правилам:

  • неспелые плоды отрезать от плети ножом;
  • оставить хвостики длиной 5 см.

Читайте также: Когда снимать помидоры из теплицы, чтобы быстрее дозрели дома

В условиях квартиры тыква дозревает 2 месяца, кожура становится твердой, меняет цвет. Огородники Ленинградской области, Сибири из-за ранних заморозков чаще всего убирают на хранение невызревшие плоды, которые хорошо доспевают и долго хранятся при постоянной влажности и температуре.

Спелые дыни хранятся мало, поэтому с грядок их убирают чуть недозрелыми. Полежав дома несколько дней, они становятся сладкими. Если на улице похолодало, зарядили дожди, не стоит держать плоды на грядке до полного созревания. Тыквы спеют быстрее, если рядом с ними лежат яблоки.

Фрукты и садовые ягоды

Если синоптики обещают затяжные дожди, можно обобрать бурую смородину. Когда ягоды нужны для длительного хранения, их убирают в холодильник. При температуре, близкой к нулю, смородина почернеет через месяц. Для быстрого дозревания урожай хранят при комнатной температуре: рассыпают сухие ягоды на поддон, прикрывают от солнечного света.

На заметку! 

Можно собирать и дозаривать дома лимоны, абрикосы, яблоки, кизил, персики.

Даже при хорошей погоде груши на хранение собирают недозревшими, так они дольше лежат. Урожай хранят в погребе в вентилируемой таре (целлофановые пакеты с отверстиями). Для быстрого дозаривания плоды укладывают в ящики в 2-3 слоя. Тару заносят в помещение, где температура воздуха и влажность не изменяются в течение суток.

Лесные ягоды

Некоторые ягоды, растущие в дикой природе, можно рвать недозрелыми. Например, бело-красные ягоды брусники при комнатной температуре полностью краснеют к концу третьего дня. Морошку всегда собирают с хвостиками, пока она желтая: спелую не довезти до дома. Эта лечебная ягода становится полупрозрачной через 1-2 дня. Лучше и дольше дозревает клюква, в квартире она хорошо лежит неделю.

Ягода Способ дозаривания при комнатной температуре

Морошка

Рассыпать тонким слоем на ровной поверхности, подстелив бумажные полотенца, хвостики оборвать через день

Брусника

Рассыпать по картонным коробкам, в каждую положить по спелому яблоку

Клюква

Рассыпать на поднос, каждые два дня ворошить

Как ускорить дозревание овощей, фруктов

От скорости биохимических процессов, протекающих в незрелых фруктах, овощах, зависит срок хранения собранного урожая. Для поддержания жизненных функций плодам нужен кислород: дозревая, они его поглощают и выделяют углекислый газ.

Отсутствие дыхания приводит к быстрой порче фруктов, овощей, а избыток кислорода — к быстрой потере органических веществ. Для создания оптимального режима хранения спелых плодов дыхание сводят к минимуму, понижая его интенсивность снижением температуры воздуха в хранилище до 0…-6°C.

Читайте также: Когда снимать арбузы с грядки

На заметку! 

В северных регионах выгоднее собирать помидоры зелеными: в условиях квартиры они поспевают на 2-4 недели раньше, чем на кустах, и не страдают от фитофторы.

При искусственном дозаривании фруктов и овощей в помещении поддерживают постоянную температуру +20…+25°C и влажность 80-90%, хранят урожай в проветриваемой таре, защищают от прямого солнечного света.

Перед закладкой сорванные томаты сортируют по размеру и степени зрелости, отбраковывают плоды с механическими повреждениями. Помидоры в фазе молочной спелости складывают в 2-3 ряда, бледно-зеленые — в 5 рядов.

Не хуже помидор в условиях квартиры дозревают перцы, если их срывают после появления первых признаков покраснения (пожелтения). Плоды складывают в картонные коробки, раз в 2-3 дня проверяют содержимое, вовремя убирая поспевшие плоды.

Ранние заморозки, затяжные дожди не погубят выращенный урожай, если плоды вовремя собрать. Дозаривать плоды можно в домашних условиях, обеспечив им подходящий режим.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-35’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-35’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111645] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-31’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-31’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[16973] = »

!function (d, id, did, st) { var js = d.createElement(‘script’); js.src=»https://connect.ok.ru/connect.js»; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == ‘loaded’ || this.readyState == ‘complete’) { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertGroupWidget(id,did,st); }, 0); } }} d.documentElement.appendChild(js); }(document,’ok_group_widget’,’54857952329754′,'{‘width’:470,’height’:95}’); «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[49504] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-27’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-27’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12311] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12312] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-14’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-14’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157176] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-39’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-39’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157175] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-36’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-36’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111646] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-33’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-33’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111643] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-30’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-30’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111648] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-32’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-32’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12309] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[39276] = »

wowlink(70)»+»ipt> «;
cachedBlocksArray[12314] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-19’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-19’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12313] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-16’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-16’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12310] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-9’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-9’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12307] = «»+»ipt> «+»ipt>»;