Как правильно собрать зеленые помидоры для доспевания

Как правильно собрать зеленые помидоры для доспевания

Средняя полоса России — зона рискованного земледелия. В прохладное дождливое лето или при наступлении ранних заморозков помидоры дозревать не успевают и их приходится снимать зелеными. Так же поступают и при заражении кустов фитофторой — при самых первых признаках, пока она не перекинулась на плоды. Из недоспевших томатов можно сразу сделать домашние заготовки или дать им покраснеть, а потом наслаждаться свежими и сочными до самых холодов. В последнем случае их нужно научиться правильно собирать.

Причины раннего сбора урожая

Приходится срезать плоды, растущие как на грядках, так и в теплицах, когда погода не оставляет выбора. Томаты не успевают покраснеть, если ночи холодные, суточные температурные перепады больше, чем 10-12°С, днем пасмурно и прохладно, часто идут холодные дожди, роса по утрам обильная. Если оставить помидоры на грядках, они могут заразиться фитофторозом — опасным заболеванием, из-за которого можно остаться без урожая.

Сокодвижение на кустах идет вверх и, если оставить кисти на нижней части куста, верхние с крупными плодами доспеть не успеют. Поэтому мелкие зеленые томаты, которые расположены около земли, срывают и в хорошую погоду, чтобы покраснели верхние.

Внимание! 

Если гроздь полностью зеленая, а 2-3 штуки достигли молочной спелости, их лучше срезать. Это стимулирует вызревание остальных.

Когда собирать помидоры

Время зависит от сорта и периода посадки. Позднеспелые срезают в середине-конце сентября, ориентируясь на погодные условия. В теплицах высаживают более капризные виды, которые боятся суточных перепадов. Как только температура в парнике снизится до +9°С, плоды пора снимать.

Срезают томаты:

  • достигшие по размеру нормы;
  • посветлевшие — молочной зрелости;
  • шкурки которых стали глянцевые, блестящие, будто прозрачные.

Плоды, вызревающие в кисти на боковых побегах, редко укрупняются до размеров верхних. Если их снять, как только кожица станет гладкой, шанс самостоятельно дозреть у верхних увеличивается.

Сбор проводят в сухую погоду, желательно пасмурную. Нельзя срывать утром и вечером, когда на кустах выступает роса — влага повышает вероятность загнивания.

Способы дозревания

Плоды сначала заносят в теплое помещение и насухо протирают поверхность мягкой тряпочкой так, чтобы не повредить кожицу. Нельзя допускать, чтобы на них осталась влага. Раскладывают в один слой и перебирают, отсортировывая те, что начинают портиться.

Внимание! 

Если на кустах появились первые признаки фитофтороза, но на томатах нет никаких точек или пятен, есть их можно. Но перед тем как положить на хранение, их на 1-2 минуты опускают в горячую воду (60-70°С), а потом насухо протирают.

Способов дозревания несколько. Они рассчитаны как на то, чтобы начинать есть через несколько дней после сбора урожая, так и на длительное хранение. Если сложить плоды в помещении с температурой ниже +14°С, они не испортятся в течении 2 месяцев.

В темноте

Так оставляли дозревать урожай томатов еще бабушки — прабабушки в Средней полосе помидоры не выращивали. Плоды убирают в валенки или плетеные корзины, сверху утепляя одеялом или старой шалью. Можно сложить в картонную коробку, пластиковые или деревянные ящики со щелями или специально сделанными отверстиями для стабильного проветривания.

Читайте также: Укладываем зеленые помидоры на дозревание

Для ускорения созревания к зеленым помидорам вкладывают 1-2 красных или спелый банан. Перебирать следует каждые 2-3 дня, чтобы отделять уже готовые. Температуру в помещении поддерживают на уровне +22…25°С.

На солнце

На солнечной стороне подоконник застилают полотенцами из хлопчатобумажной ткани. Плоды раскладывают в один слой, оставляют до покраснения. Нужно регулярно переворачивать, чтобы краснели равномерно. Как только зарозовели, убрать в холодильник, в ящик для овощей. Если оставить, они начнут сморщиваться, потеряют вкус.

Послойное дозревание

Урожай раскладывают по ящикам или коробкам, прокладывая слои сухими опилками или бумагой, впитывающей влагу (не пергаментом). Сверху притеняют гигроскопичной тканью. Хранить укладку следует при +12…15°С и влажности 80-85%. Плоды покраснеют в течение 35-40 дней.

Читайте также: Когда следует собирать помидоры в теплице?

Дозревание на кустах

Владельцы утепленных лоджий или своих домов с верандами могут попробовать такие способы:

  1. Растения выкапывают с корнями. Землю убирают как можно тщательнее, стараясь не повредить главные отростки. Подвешивают вниз кистями к стеллажам, обеспечив стабильное проветривание. Температуру в помещении поддерживают на уровне +22…25°С. Касаться друг друга кусты не должны. В этом случае томаты не только краснеют, но и укрупняются, так как корни отдают питательные вещества.
  2. Пересаживают вместе с корневой системой в ящики с землей. Поливают как на грядке, собирают по мере созревания.

Владельцам сараев на приусадебных участках предлагают другой вариант. Кусты срезают выше уровня почвы на 3-4 см. Укладывают в штабель, подсыпав опилки так, чтобы верхушки поднимались на 60-80 см. Укрывают соломой. Сбор «урожая» проводят 1 раз в 5-7 дней. Если погода теплая, все помидоры успеют покраснеть.

Читайте также: Когда снимать помидоры из теплицы, чтобы быстрее дозрели дома

Если хочется замедлить созревание до холодов, ящики или коробки с плодами, слои которых проложены бумагой или опилками, убирают в прохладное место — при +12…15°С. Приспособленные для хранения помещения — погреб, чердак, подвал. А можно разложить по полиэтиленовым пакетам и, не закрывая, подвесить на стеллажах. Верхние, покрасневшие плоды вовремя убирать.

Если не все зеленые помидоры успели созреть, расстраиваться не стоит. Существует множество способов консервирования зеленых томатов — урожай не пропадет.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-35’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-35’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111645] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-31’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-31’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[16973] = »

!function (d, id, did, st) { var js = d.createElement(‘script’); js.src=»https://connect.ok.ru/connect.js»; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == ‘loaded’ || this.readyState == ‘complete’) { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertGroupWidget(id,did,st); }, 0); } }} d.documentElement.appendChild(js); }(document,’ok_group_widget’,’54857952329754′,'{‘width’:470,’height’:95}’); «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[49504] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-27’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-27’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12311] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12312] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-14’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-14’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157176] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-39’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-39’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157175] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-36’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-36’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111646] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-33’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-33’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111643] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-30’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-30’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111648] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-32’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-32’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12309] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[39276] = »

wowlink(70)»+»ipt> «;
cachedBlocksArray[12314] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-19’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-19’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12313] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-16’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-16’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12310] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-9’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-9’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12307] = «»+»ipt> «+»ipt>»;