Как определить болезни картофеля по выкопанному урожаю

картофель

Больной картофель плохо хранится, его нельзя оставлять на семена. Попав в землю, он станет новым источником заражения. Чтобы обеззаразить почву и посадочный материал, важно выяснить, что стало причиной болезни. Патоген можно определить по внешнему виду клубня.

Некроз клубней

От TRV – вируса погремковости табака — дачники теряют 25−40% урожая. Осенью с одного куста можно накопать больные и внешне здоровые клубни. Экземпляры с признаками некроза не нужно спускать в погреб, до весны они не долежат.

Читайте также: Почему картофель в погребе гниет

Замечание!

Вирус TRV распространяют по огороду почвенные нематоды, паразитирующие на корнях полевого осота, лука и других сорных растений и овощных культур.

Внешне здоровый картофель тоже бывает заражен грибком, симптомы болезни проявятся в начале весны. Из-за вируса содержание крахмала в мякоти снижается, это ухудшает вкусовые качества инфицированных вирусом TRV клубней.

Серая пятнистость

Снаружи клубень выглядит здоровым, симптомы заболевания видны на срезе. Это пятна и разводы серого цвета. Зимой такие экземпляры, спущенные в погреб, чернеют внутри и при варке. Причина болезни не патогены, а следствие плохой агротехники:

  • несбалансированное питание;
  • внесение высоких доз азота (свежий навоз);
  • резкая смена режима поливов;
  • неверные сроки уборки урожая. Темнеют и недозревшие клубни, выкопанные рано, и перезревшие, выкопанные поздно.

Читайте также: Как подготовить посадочный картофель осенью

Серая пятнистость может поражать картофель в погребе, если в нем отсутствует система вентиляции и до отправки на хранение клубни передержали в тепле.

Парша

Существует несколько видов. Симптомы каждой видны сразу. При заражении обычной паршой это коричневые, твердые язвочки на кожуре. От нее чаще страдают сорта с розовой и красной кожицей.

Серебристая парша поражает 40% клубня, он сморщивается и становится невкусным. Сверху пятна коричневые, а мякоть под кожурой серая. Картофелины, пораженные порошистой паршой, покрыты наростами, сначала светлыми, потом коричневыми. Любой вид парши ухудшает вкус клубня, становится причиной гниения и плохого хранения.

Болезней картофеля можно избежать, если сажать здоровые семена, обработанные перед посадкой препаратом Фитоспорин М, соблюдать правила агротехники, подкармливать удобрениями для картофеля и соблюдать севооборот.

Ржавость

Железистая пятнистость – второе название заболевания, вызванного плохой агротехникой. По поводу причин ржавости клубней мнения ученых расходятся: одни утверждают, что растениям не хватало калия, вторые считают, что кусты испытывали дефицит фосфора, третьи говорят об избытке алюминия.

Читайте также: Почему нужно до уборки урожая окучивать картофель

Симптомы ржавости видны на срезе. Это коричневатые пятна размером от 1 до 20 мм, они расположены по периферии, со временем увеличиваются и проникают вглубь.

Замечание!

Здоровые клубни хранятся до весны, не гниют, а из семян, посаженных весной, вырастают здоровые кусты.

Дупловатость

От дупловатости страдают крупные картофелины, внешне они хороши, о проблеме узнают при разрезании. В клубнях образуются кожистые дупла. Они не поражаются патогенами, если нет сквозных, механических повреждений мякоти.

Факторов, вызывающих дупловатость, несколько:

  • глубокая посадка в тяжелую, глинистую почву;
  • дождливое лето или частые поливы;
  • внесение избыточных доз азота;
  • большое расстояние между соседними гнездами.

При перечисленных выше условиях наружная часть картофелин растет быстрее, чем внутренняя, это обуславливает образование пустот.

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-35’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-35’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111645] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-31’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-31’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[16973] = »

!function (d, id, did, st) { var js = d.createElement(‘script’); js.src=»https://connect.ok.ru/connect.js»; js.onload = js.onreadystatechange = function () { if (!this.readyState || this.readyState == ‘loaded’ || this.readyState == ‘complete’) { if (!this.executed) { this.executed = true; setTimeout(function () { OK.CONNECT.insertGroupWidget(id,did,st); }, 0); } }} d.documentElement.appendChild(js); }(document,’ok_group_widget’,’54857952329754′,'{‘width’:470,’height’:95}’); «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[49504] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-27’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-27’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12311] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12312] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-14’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-14’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157176] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-39’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-39’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[157175] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-36’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-36’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111646] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-33’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-33’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111643] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-30’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-30’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[111648] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-32’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-32’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12309] = «»+»ipt> «+»ipt>»+»ipt> «+»ipt>»;
cachedBlocksArray[39276] = »

wowlink(70)»+»ipt> «;
cachedBlocksArray[12314] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-19’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-19’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12313] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-16’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-16’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12310] = «

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: ‘R-A-345801-9’, renderTo: ‘yandex_rtb_R-A-345801-9’, async: true }); }); t = d.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s = d.createElement(‘script’); s.type=»text/javascript»; s.src=»https://an.yandex.ru/system/context.js»; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, ‘yandexContextAsyncCallbacks’);»+»ipt>»;
cachedBlocksArray[12307] = «»+»ipt> «+»ipt>»;